28 мар. 2010 г.

Морозко

В 1964 году на киностудии имени Горького сняли 84 минуты фильма, который до сих пор любят или в свое время любили миллионы жителей Советского Союза.
 

Оказывается, возможность хорошо провести полтора часа перед экраном у нас есть только благодаря Георгию Милляру. Этот удивительный артист всю жизнь играл безобразных и отвратительных сказочных героев: чертей, водяных, чудищ, Бабу Ягу... А зрители его обожали.


Георгий Милляр родился 7 ноября 1903 года в Москве. Отец – инженер Карл де Милляр, по национальности француз (приставка "де" указывает на дворянское звание). Мать – Елизавета Алексеевна Журавлева, дочь русского промышленника. Мальчик с раннего детства купался в роскоши, рос среди гувернанток. Любил бывать с родителями на концертах Шаляпина. Когда грянула Октябрьская революция, отец сбежал во Францию, оставив жену и сына в России. Милляр окончил театральное училище при Московском театре Революции, там же всю жизнь и проработал. В кино играл в фильмах-сказках Александра Роу: "По щучьему велению", "Василиса Прекрасная", "Кощей Бессмертный", "Новые похождения Кота в сапогах", "Марья-искусница", "Морозко", "Варвара-краса, длинная коса" и других.

Кстати, Милляр долго пытался попасть в кино, основная работа у него была в театре. Наконец, после нескольких эпизодических ролей ему дали главную роль – царя Гороха в самой первой киносказке Александра Роу "По щучьему веленью". С тех пор в 16 сказках Роу Милляр сыграл около 30 ролей, в каждом фильме у него было по два-три образа. А коронной, конечно же, стала роль Бабы Яги, на которую пробовались многие известные актрисы, в том числе и Фаина Раневская. Это сейчас кажется, что Милляр – идеальная Баба Яга, а тогда сказка только-только зарождалась, и режиссер даже не мог определиться, какой должна быть Яга: уродиной или красавицей.

Первую Бабу Ягу Милляр сыграл в фильме "Василиса Прекрасная". Сначала ему в этой сказке досталась роль отца, потом Роу стал искать актрису на роль Бабы Яги. Милляр удивился: "Зачем тебе актрисы? Возьми меня". Сделали грим, провели пробы – и удача! – Милляр-Баба Яга был просто великолепен. Он не считал свою Бабу Ягу женщиной, говорил: "Не женская это роль. Вот скажите мне, какая актриса позволит сделать себя такой страшной на экране? Гример только отвернется, а она тут же реснички себе подрисует. Да и физически это тяжело. А я все стерплю. Да к тому же мужчина в юбке – гораздо страшнее!". А еще Георгий Милляр всегда удивлялся, как это женщины юбки носят – в них так холодно, продувает сильно.
Гримеры и костюмеры, с которыми работал Милляр, в один голос говорят, какой это был увлеченный, самоотверженный и изобретательный актер. Все его роли – Кащей, Квак, Черт, Леший, Шут, Баба Яга и прочая нечисть – отличались сложным гримом. Тогдашнюю технологию грима не сравнишь с современной: зачастую, чтобы сделать лицо пострашнее, Милляра мучили по шесть часов, а однажды гримеры сожгли ему лицо перекисью водорода. Но он все терпел. Терпел даже тогда, когда надо было зимой при 30-градусном морозе бегать в легких лохмотьях Бабы Яги (дело происходило на съемках "Морозко") или, наоборот, 25 раз подряд скатываться по желобу с раскаленной печки в душном помещении жарким летом до тех пор, пока режиссер не скажет: "Стоп! Снято!"
А еще Милляр сам разрабатывал костюмы, придумывал походку и мимику героев, вставлял свои "фишки" (например, забавно скрючивал большой палец руки), правил сценарий. Помните, "Ква-ква-квалификацию" в "Королевстве кривых зеркал"? Это Милляра. И Бабу Ягу придумал тоже он. "В Ялте я старушку увидел – коз пасла на Чайной горке. Старая-престарая гречанка, сгорбленная, нос крючком, недобрый взгляд, в руках короткая палочка. Чем не Баба Яга? – говорил Милляр. – А еще обильный материал мне дала соседка по коммуналке. Характер у нее был ужасный, склочница, ей надо было обязательно кого-нибудь поссорить. Она все время норовила какую-нибудь гадость сделать: то вещи испачкает, то в суп чего-нибудь подсыплет".

Именно Милляр практически спас "Морозко". Было это так. Фильм снимали под Звенигородом, в деревне Гигирево, которую киношники в шутку называли ГигиРоу. Пленка с отснятым материалом хранилась в подвале двухэтажного кирпичного дома, где жила съемочная группа. Снимали всю зиму, пленки упаковывали в целлофановые пакеты и укладывали в коробки. В конце февраля работа была почти закончена. Однажды съемочная группа уехали доснимать какие-то незначительные кадры. Вдруг видят, к ним бежит женщина из деревни, крича: "Ребята! Скорей! Там трубу прорвало! Подвал с вашими пленками затопило!". Киношники бросились к машине, безнадежно думая при этом: "Всё! Конец фильму!". Но, подъехав к дому, увидели потрясающую картину: на снегу свалены коробки с пленками, а Милляр, мокрый, в семейных трусах, босиком по снегу выносит из подвала последнюю коробку. Когда трубу прорвало, его разбудила хозяйка, и он в чем был с постели побежал спасать пленки. Ключ от подвала найти не могли, но щупленький Милляр выбил дверь с петель. Из дверного проема хлынула вода. На улице 20 градусов мороза... Когда Милляр влез в подвал, вода доходила ему до пояса. Он жутко окоченел, но пленки спас.
Коллеги растерли его водкой и сразу дали стакан внутрь. Обошлось без болезней... Хотя Милляр вообще был опытным кинобойцом. В фильме "Вечера на хуторе близ Диканьки" играл Черта, которого Вакула в прорубь окунает. Режиссер хотел снимать в павильоне, но Георгий Милляр запротестовал: "Какая прорубь в павильоне? Опускайте в настоящую". Опустили один раз и сразу в тулуп закутали. А Роу говорит нерешительно: "Второй дубль хорошо бы снять...". Милляр тулуп долой: "Надо снять – снимем". Его опять в прорубь окунули. Потом снова водкой отхаживали.

Синие глаза-озера на маленьком треугольном личике, тихий голос, хрупкая фигурка… Настенька – воплощение воздушности, нежности и невинности. Такой она предстала в сказке "Морозко" перед миллионами кинозрителей всего мира. Снялась в главной роли 15-летняя Наталья Седых... В кино она попала случайно. Несмотря на успех в фигурном катании, которым Наташа занималась с четырех лет, девочка выбрала своей профессией балет. У нее была заветная мечта – танцевать в Большом театре. После третьего класса школы Наташа поступила в хореографическое училище. Совмещать балет с фигурным катанием по негласному внутреннему правилу строго запрещалось. Изредка, для собственного удовольствия, Наташа все-таки выходила на лед. Как-то ей позвонили со стадиона, где она раньше занималась, и попросили выступить с номером. Концерт должен был транслироваться по телевидению. Девушка подумала, что никто из балетного училища телевизор не смотрит – из-за занятости, и согласилась.

Ее номер "Умирающий лебедь" на коньках действительно не увидел никто из школьного начальства. Зато увидел кинорежиссер Александр Роу, который попросил ассистентов найти хрупкую фигуристку. Перед фотопробами Наташа смотрела на фотографии своих потенциальных соперниц по "Морозко" и думала: "Какие же они все красивые, что мне тут делать?". В финале осталось двое: Наташа и Надежда Румянцева, которая к тому времени была уже известной актрисой. Наташа была уверена, что выберут именно Надежду, поэтому особенно не беспокоилась. Но через два месяца ей позвонили и сказали, что она может приступать к съемкам.

Кинематографический опыт у Наташи к тому времени был. Правда, очень небольшой. Лет в шесть ее сняли для рекламного ролика "Берегись пожара", потом она снималась в учебном фильме на французском языке. Но со съемками в "Морозко" это, конечно, не сравнить.

Чего только ей не приходилось делать в "Морозко"! Она каталась на самоходных санях, которые привязывали к мощному грузовику, прыгала в грязный пруд, спасая Марфушеньку-душеньку, которую играла Инна Чурикова. Наташа несколько раз сбегала с горки, но останавливалась у самого берега: никак не могла решиться прыгнуть в воду. И тогда Александр Роу в первый и последний раз накричал на нее. С испугу она и прыгнула. Сцену встречи с Дедом Морозом снимали на Кольском полуострове под Мурманском. Было очень холодно. Иван в одной из сцен в поисках Настеньки бегал по лесу и постоянно проваливался в снег – буквально по пояс. А ей под елочку, где она сидела, подложили фанерку, иначе она тоже бы провалилась в сугробы.

Иван-Эдуард Изотов – был первой детской влюбленностью Натальи. Он ей очень нравился, но ему было уже 33 года, у него были жена, дети, а ей было всего пятнадцать. Он относился к партнерше по съемкам как к ребенку, она тоже вида не подавала, что влюблена в него. Но до сих пор помнит, как замирало сердце, когда на съемках надо было с ним целоваться, тем более что это был первый в ее жизни поцелуй. После фильма Наталья с ним не виделась, но слышала, что жизнь у него не сложилась. Сначала Эдуард Изотов попал в тюрьму за то, что сейчас происходит на каждом углу: обмен валюты. Потом попал в автоаварию. Потом был инсульт, потом он умер.

После выхода "Морозко" на экран Наталью завалили письмами с предложением руки и сердца. Исполнив главную роль в фильме "Морозко", она мелькнула еще в нескольких картинах – таких как "Огонь, вода и... медные трубы" и "Любовь к трем апельсинам", а потом исчезла с экрана. 20-летняя Наталья предпочла звездному будущему в кино балетную сцену... Двадцать лет она отработала в Большом театре – Кити в "Анне Карениной", Маша в "Чайке", Фея в "Спящей красавице"...

В 36 Наталья вышла на пенсию, повела сына в первый класс, и стала работать в театре, на этот раз – на драматической сцене. Кинематографический опыт не помог, пришлось учиться заново. Ведь в кино можно говорить как угодно, потом в студии озвучат как надо. В театре живой звук. Наталье пришлось бороться с ее тихим голосом. Брала магнитофон и, репетируя, старалась его перекричать: "Я ненавижу тебя! Уходи!". И что-то еще в этом роде кричала во весь голос. Правда, стеснялась – что подумают соседи?

До пятнадцати лет Наталья была такой же кроткой, как ее героини в киносказках. А потом выяснилось, что вполне способна за себя постоять: и накричать, если надо, и поскандалить. Правда, только дома. Скандалить на работе считает дурным тоном. О том, что перестала сниматься, Наталья никогда не жалела. Она говорит: "Ощущать себя кинозвездой приятно какое-то время, а потом все надоедает. Неприятно, что тебя обсуждают, словно ты шкаф или какая-то другая мебель". К тому же работу в Большом театре было невозможно совмещать со съемками. Балет – это такая профессия, когда надо поддерживать форму ежедневно. Съемки же предполагают экспедиции, поездки отнимали несколько месяцев, что для актрисы было невозможным. Она с детства мечтала танцевать, ради балета оставила и фигурное катание. Поэтому в двадцать лет Наталья официально заявила, чтобы на всех студиях ее досье аннулировали.

Но мало кто знает, что на самом деле, есть две отечественных версии этой русской сказки. Первого "Морозко" сняли еще в 1924 году. Это был первый советский фильм, который делали на только что полученной из-за границы новой аппаратуре. Даже кинопрожекторы тогда были в диковинку. Тем не менее, "Морозко" получился удачным – благодаря подлинно сказочным, подлинно русским и подлинно кинематографическим декорациям и блестящему составу исполнителей.

Новая осветительная техника позволила дать в фильме эффект настоящего солнечного света при съемке декораций и ряд световых ракурсов. Старыми, давно известными приемами, но удачно была решена задача такого показа Мороза, чтобы юные зрители поверили, что это действительно сказочный Дед Мороз.
Подлинный успех к русской народной сказке "Морозко" пришел только благодаря Александру Роу. "Ты сказку сделал былью", – обращались к нему коллеги.

В 1964 "Морозко" году получил на Венецианском кинофестивале. Роу пригласили в Венецию. На показ пришли русские эмигранты, и после окончания фильма многие из них плакали и кричали: "Спасибо за белые березки. Спасибо за русский рассвет".

Всего Александр Роу снял 16 сказок. Все они стали киноклассикой. "Морозко", "Марья-искусница", "Огонь, вода и медные трубы", "Варвара-краса, длинная коса", "Золотые рога", "Королевство кривых зеркал", "Кот в сапогах" и другие. Все его фильмы – светлые и добрые.
источник

1 комментарий:

Риша комментирует...

Спасибо. Хочется низко поклониться Александру Роу - чтобы снимать сказки ТАК, нужно родиться настоящим сказочником! Умер, не дожив три дня до Нового года... Всякие сейчас есть "фантастики", но таких добрых, я бы сказала "мягких" - нет. А мне почему-то больше всех помнится "Варвара-краса, длинная коса". Шибко уж хорош там Милляр с зелеными ушами.